Педагогические
ДИНАСТИИ
Санкт-Петербурга
XIX-XXI веков
Понедельник, 30.03.2020, 07:21
Приветствую Вас, Гость



Главная | Регистрация | Вход
Главная » Фотоальбом » Забайкины - Стеклянникова
Фотографий в альбоме: 5



Педагогические династи в случайном порядке

Будак - Бродская - Сокина
Душа школы, так называют её ученики и родители. Долорес Ефимовна Будак сейчас — директор школьной музейной экспозиции. Она знает о судьбе каждого выпускника и их родственников, радуется успехам людей, которые были связаны со школой. С гордостью и восторгом вспоминает о своих лучших учениках — этот преподает в Сорбонне, а этого сравнивают с Эйнштейном...

Грабовские - Хоцко
Начало династии, насчитывающей сегодня уже четыре поколения педагогов, было положено Василием Васильевичем Грабовским, который родился в 1881 г. в селе Грабово Бежанинского района Псковской области в семье небогатого крестьянина. Он избрал стезю народного учителя и трудился в земских школах деревень Загорье, Камешки, Чихачево, Марыни Псковской области. В Загорье он организовал первую в области воскресную вечернюю крестьянскую школу для взрослых и даже стал инспектором школ города Острова. После революции Василий Васильевич продолжил служить народному просвещению. В 1926 г. он стал преподавать историю в Псковском педагогическом техникуме, а в 1933 г. его перевели в Ленинград на должность заведующего 3-й Детскосельской школой в Детское Село (так тогда назывался город Пушкин). В дни ленинградской блокады Василий Васильевич занимался эвакуацией жителей Пушкинского района. Эшелон, начальником которого был Грабовский, оказался последним, вырвавшимся из кольца блокады.

Гехтман - Власовы
На первый взгляд, в нашей учительской семье только моя бабушка хотела стать учителем, а все остальные оказались в профессии случайно. Но почему это «случайно» коснулось практически всех? Вероятно, нас объединяет необходимость быть нужными людям в самом начале их жизненного пути, есть некий потенциал, который хочется расходовать на других, есть какое-то знание, не столько интеллектуальное, сколько духовное, которым хочется поделиться. Вероятно, в каждом из нас есть понимание миссии человека, обладающего подобным знанием.

Каменские
Педагогические традиции этой семьи тесно переплетаются с историей нашей страны. В трудные 30-е гг. Анна Васильевна Шалдина (в девичестве Пронина), поехавшая вместе с мужем на Кавказ в район Новороссийска, работала воспитателем в детском саду коммуны. В семье Петра Ивановича и Анны Васильевны Шалдиных было трое детей. Старшая дочь Анны Васильевны, Валентина, постоянно помогала маме приглядывать за младшими братом и сестрой. Характер у девочки был боевой, решительный, прямой. Училась она хорошо. Когда Валентине было 14 лет, на семью свалились сразу два горя: война и смерть отца. Девочке пришлось рано пойти работать. Сначала она помогала маме в питомнике, работала ученицей табельщика в конторе, потом секретарем в парткоме паровозного депо, затем перешла в канцелярию суда. Фактически она стала главным кормильцем в семье.

Белкины - Воронцовы
Основоположник педагогической династии — Мария Ивановна Власова, проработавшая всю жизнь учителем начальной школы в селе Терпилицы Ленинградской области. В 1931 г. свою педагогическую деятельность в этой же школе начала ее дочь Таисия Федоровна, окончившая педагогический техникум имени Плеханова в Ленинграде. В трудные времена коллективизации и первых пятилеток Мария Ивановна с дочерью Таисией учили грамоте не только детей, но и взрослых — их ученики порой были старшей своих учителей. Вскоре Таисия вышла замуж за тракториста села Терпилицы Григория Ивановича Белкина.

Дерновы

Иконы и компьютеры, ладан и экран монитора, прихожане храма, становящиеся на колени во время богослужений и школьники, играющие в компьютерные игры — может ли хоть что-то объединять и роднить столь противоречивые и, на первый взгляд, несовместимые вещи?! Раньше мне было бы трудно ответить на этот вопрос. Совсем недавно мне в руки попали выписки из воспоминаний о моем отце. Ведомый желанием узнать и понять историю своей семьи, я решил прочесть их полностью. Живые образы предстают передо мной, когда я читаю эту книгу, весь творческий, педагогический путь целой династии выстраивается в одну цепочку, в которой каждое звено — это отдельная, самостоятельная история...