Педагогические
ДИНАСТИИ
Санкт-Петербурга
XIX-XXI веков
Вторник, 06.12.2022, 22:48
Приветствую Вас, Гость



Главная | Регистрация | Вход
Главная » Фотоальбом » Забайкины - Стеклянникова
Фотографий в альбоме: 5



Педагогические династи в случайном порядке

Полякова - Паникаровские
Наша педагогическая династия началась с моей мамы Александры Петровны Поляковой, которая еще до войны поступила в педагогическое училище имени Н. А. Некрасова. Война не дала ей завершить учебу. В юном возрасте осталась одна в блокадном Ленинграде и три года самоотверженно работала воспитателем в детском доме. Все это время голодала и сильно болела. Только уже в конце блокады детский дом был эвакуирован на Урал. После войны мама все же закончила учебу и стала работать учителем в начальной школе. В разные годы она трудилась в школах 133, 152 и 331. В 1973 году перешла на должность воспитателя, а в 1974 году ушла на пенсию по выслуге лет.

Городкова - Эсауловы
Моя бабушка Анна Владимировна Городкова окончила в 1945 году педагогическое училище и была направлена на работу в детский дом Ленинградской области. «Чувство ответственности, терпение, умение донести материал до ученика, огромная искренняя любовь к детям, умение найти индивидуальный подход к каждому ребенку и доброта, справедливость, увлеченность своим делом — это главное», — говорила впоследствии бабушка моей маме — Надежде Владимировне Эсауловой, которая вот уже 25 лет возглавляет школу № 275 Красносельского района.

Эльзенгр - Скобелевы
Основатель педагогической династии Адольф-Жюста (на русский манер — Густавович или Устинович) Эльзенгр переехал в Санкт-Петербург из Швейцарии во второй половине XIX в. и, как нам доподлинно известно, поселился на Колпинской улице, в доме № 27 Петербургской части, и начал преподавательскую деятельность в учебных заведениях Петербурга. Об этом свидетельствуют записи в справочнике «Весь Петербург».

Орестовы - Каневские
Вот уже более века трудятся на ниве народного просвещения представители педагогической династии Орестовых — Каневских. Учительствовать еще в XIX в. начал Николай Александрович Орестов (1872—1915), происходивший из небогатой семьи мещанского сословия. После окончания гимназии молодой человек отправился работать сельским учителем в деревню Полково Солотчинской волости Рязанского уезда. В дореволюционной России статус преподавателя, пусть даже в сельской школе, был достаточно высок. Николай Александрович учил деревенских детишек не только читать, писать и считать, он вел уроки по истории и географии, проводил простые опыты по физике и химии из подручных материалов. Отбушевала революция, отгремели две войны, но долгое время в деревне добрым словом вспоминали учителя Орестова.

Гольдштейн
Сомнений, связанных с выбором будущей профессии, у меня никогда не возникало. Решив в 8 лет стать учителем, я уже никогда больше не изменяла выбранному делу.
Что повлияло на мой выбор?
Возможно, влюбленность в первую учительницу Галину Владимировну Свирину, перед мастерством которой я преклоняюсь до сих пор. А может, интерес к педагогике впитала с «молоком матери», ведь Псковский государственный педагогический институт мы заканчивали вместе: я — в коляске, а моя мама Нила Порфирьевна Гольдштейн в это время сдавала государственные экзамены.

Дерновы

Иконы и компьютеры, ладан и экран монитора, прихожане храма, становящиеся на колени во время богослужений и школьники, играющие в компьютерные игры — может ли хоть что-то объединять и роднить столь противоречивые и, на первый взгляд, несовместимые вещи?! Раньше мне было бы трудно ответить на этот вопрос. Совсем недавно мне в руки попали выписки из воспоминаний о моем отце. Ведомый желанием узнать и понять историю своей семьи, я решил прочесть их полностью. Живые образы предстают передо мной, когда я читаю эту книгу, весь творческий, педагогический путь целой династии выстраивается в одну цепочку, в которой каждое звено — это отдельная, самостоятельная история...