Педагогические
ДИНАСТИИ
Санкт-Петербурга
XIX-XXI веков
Вторник, 23.04.2019, 08:52
Приветствую Вас, Гость



Главная | Регистрация | Вход
Главная » Фотоальбом » Артюхевич - Рассказова - Шелгунова
Фотографий в альбоме: 3

  • М.А. Шелгунова 30.01.2011 162nord 1187 0 0.0


Педагогические династи в случайном порядке

Горловы - Гавриловы - Дегтярёвы
Рассказ о своей педагогической династии мне хочется начать с моей прабабушки Ольги Ивановны Глебовой (Шмелевой). Свою частную педагогическую деятельность она начала до Великой Октябрьской революции с обучения детей фабриканта, имени которого никто в нашей семье не знает, в городе Казани. Ее муж, Михаил Константинович Глебов, был управляющим на фабрике, а бабушка учила детей хозяина завода. Обучала русскому языку, математике, французскому и немецкому языку, а также музыке. С детьми хозяина учились и ее двое детей — Римма и Константин.

Грабовские - Хоцко
Начало династии, насчитывающей сегодня уже четыре поколения педагогов, было положено Василием Васильевичем Грабовским, который родился в 1881 г. в селе Грабово Бежанинского района Псковской области в семье небогатого крестьянина. Он избрал стезю народного учителя и трудился в земских школах деревень Загорье, Камешки, Чихачево, Марыни Псковской области. В Загорье он организовал первую в области воскресную вечернюю крестьянскую школу для взрослых и даже стал инспектором школ города Острова. После революции Василий Васильевич продолжил служить народному просвещению. В 1926 г. он стал преподавать историю в Псковском педагогическом техникуме, а в 1933 г. его перевели в Ленинград на должность заведующего 3-й Детскосельской школой в Детское Село (так тогда назывался город Пушкин). В дни ленинградской блокады Василий Васильевич занимался эвакуацией жителей Пушкинского района. Эшелон, начальником которого был Грабовский, оказался последним, вырвавшимся из кольца блокады.

Дерновы

Иконы и компьютеры, ладан и экран монитора, прихожане храма, становящиеся на колени во время богослужений и школьники, играющие в компьютерные игры — может ли хоть что-то объединять и роднить столь противоречивые и, на первый взгляд, несовместимые вещи?! Раньше мне было бы трудно ответить на этот вопрос. Совсем недавно мне в руки попали выписки из воспоминаний о моем отце. Ведомый желанием узнать и понять историю своей семьи, я решил прочесть их полностью. Живые образы предстают передо мной, когда я читаю эту книгу, весь творческий, педагогический путь целой династии выстраивается в одну цепочку, в которой каждое звено — это отдельная, самостоятельная история...


Радечко - Чижовы - Кутузовы
Основателем этой замечательной петербургской династии стала Надежда Адольфовна Радечко (1914—2000) — учительница начальных классов, закончившая пед-училище в белорусском городе Слуцке, В 1933 г. она вышла замуж за военного — Афанасия Петровича Радечко, чья служба проходила на Дальнем Востоке, и работала батальонной учительницей. В 1937 г. в семье родилась первая дочь Людмила Афанасьевна, а в 1939 г. Светлана.

Шуваловы - Семёновы - Валуевские
Когда мне предложили поучаствовать в подготовке книги «Педагогические династии Санкт-Петербурга XIX—XXI веков», я и не подозревала, что изучение семейных архивов, фотографий, воспоминаний и даже легенд настолько увлечет меня. Старейшим представителем работников образования в нашем роду является Екатерина Егоровна Шувалова (1884—1980), которой я прихожусь внучатой племянницей. Она родилась в семье крестьян Егора Семенова и Ольги Гавриловны Шуваловой. После того, как мать скончалась при родах, девочку на воспитание взяли родители Ольги Гавриловны — дед Гаврила и бабушка Акулина. В школьные годы Екатерина отличалась хорошей успеваемостью, и после окончания начального обучения ее определяют в Санкт-Петербургскую Земскую Учительскую Школу, которую она с успехом заканчивает в 1910 году.

Базыкины - Лапины
1959 год. Мне пять лет. Я сижу за столом возле мамы. Мама занимается делом, которое я очень люблю. Вот она открывает тетрадь, долго смотрит в нее, потом берет красный карандаш и ставит «пятерку». Я знаю, что это именно «пятерка», знаю, что бывают и другие отметки, но эта нравится мне больше всего. Мама открывает другую тетрадь, затем еще и еще. Я завороженно слежу за ней. Какой чудесный карандаш! Какие красивые отметки! Больше всего мама любит ставить «пятерки» и «четверки». А когда ставит «тройку», то вздыхает и качает головой. Вдруг раздается папин голос, мама встает и уходит. Карандаш... Он лежит на столе... Его можно взять... Беру! Открываю тетрадь! Ставлю большую, очень большую «пятерку»!