Педагогические
ДИНАСТИИ
Санкт-Петербурга
XIX-XXI веков
Пятница, 17.08.2018, 08:10
Приветствую Вас, Гость



Главная | Регистрация | Вход
Главная » Фотоальбом » Флоринские
Фотографий в альбоме: 6



Педагогические династи в случайном порядке

Вернеры - Шептовицкие - Южанины
В семье учителей математики школы № 207 Сергея Михайловича Шептовицкого и Ольги Алексеевны Шептовицкой (Вернер) объединились три славные педагогические династии.

Базыкины - Лапины
1959 год. Мне пять лет. Я сижу за столом возле мамы. Мама занимается делом, которое я очень люблю. Вот она открывает тетрадь, долго смотрит в нее, потом берет красный карандаш и ставит «пятерку». Я знаю, что это именно «пятерка», знаю, что бывают и другие отметки, но эта нравится мне больше всего. Мама открывает другую тетрадь, затем еще и еще. Я завороженно слежу за ней. Какой чудесный карандаш! Какие красивые отметки! Больше всего мама любит ставить «пятерки» и «четверки». А когда ставит «тройку», то вздыхает и качает головой. Вдруг раздается папин голос, мама встает и уходит. Карандаш... Он лежит на столе... Его можно взять... Беру! Открываю тетрадь! Ставлю большую, очень большую «пятерку»!

Звездины
Нина Антоновна Звездина начала работать учителем английского языка в начале 1960-х г. на Васильевском острове в школе № 24 с преподаванием ряда предметов на английском языке. В те годы в школе № 24 было у кого поучиться педагогическому мастерству. Нина Антоновна охотно прислушивалась к методическим советам опытных и талантливых педагогов — Зои Михайловны Антиповой, Михаила Федоровича Стронина, Евгении Исааковны Белгородской, и старалась привить ученикам любовь к своему предмету.

Белоусовы
Среди директоров петербургских школ непросто назвать имя человека более авторитетного, мудрого и принципиального, чем Николай Владимирович Белоусов. Всю трудовую биографию он посвятил профессии педагога и до последнего дня жизни щедро делился с учениками теплом своей души. После его трагической смерти дети и внуки бережно собирают архивы — стихи, интервью, записи.

Гольдштейн
Сомнений, связанных с выбором будущей профессии, у меня никогда не возникало. Решив в 8 лет стать учителем, я уже никогда больше не изменяла выбранному делу.
Что повлияло на мой выбор?
Возможно, влюбленность в первую учительницу Галину Владимировну Свирину, перед мастерством которой я преклоняюсь до сих пор. А может, интерес к педагогике впитала с «молоком матери», ведь Псковский государственный педагогический институт мы заканчивали вместе: я — в коляске, а моя мама Нила Порфирьевна Гольдштейн в это время сдавала государственные экзамены.

Гехтман - Власовы
На первый взгляд, в нашей учительской семье только моя бабушка хотела стать учителем, а все остальные оказались в профессии случайно. Но почему это «случайно» коснулось практически всех? Вероятно, нас объединяет необходимость быть нужными людям в самом начале их жизненного пути, есть некий потенциал, который хочется расходовать на других, есть какое-то знание, не столько интеллектуальное, сколько духовное, которым хочется поделиться. Вероятно, в каждом из нас есть понимание миссии человека, обладающего подобным знанием.